Журналисты Znak.com о том, ради чего они идут на митинг сторонников Алексея Навального

0 73

Завтра в крупных городах России пройдут несогласованные властями митинги сторонников Алексея Навального, который арестован, потому что, по мнению ФСИН, нарушил условия испытательного срока по делу «Ив Роше». Команда оппозиционера считает это продолжением политического преследования со стороны Кремля, соратники Навального уверены, что массовые акции протеста помогут его освободить.

Журналисты Znak.com о том, ради чего они идут на митинг сторонников Алексея Навального

Alexander Kulebyakin / Global Look Press

Участвовать или нет в митингах под угрозой задержания, и если рисковать, то ради чего — об этом мнения наших корреспондентов Инны Малышевой и Кирилла Смоленцева.

«Я иду не из-за Навального»

Мнение Инны Малышевой

Я иду на шествие в поддержку сидящего в СИЗО Алексея Навального 23 января в Екатеринбурге. Я иду туда не как журналист: у меня не будет редакционного задания, специальной жилетки PRESS, не возьму с собой удостоверение. Если завтра будут задерживать, то меня засунут в автозак, как и всех.

Несмотря на то что мне 26 лет (для большинства протестующих я старая), это будет мой первый митинг. До этого я не выходила даже за сквер возле Драмтеатра (в сквере в центре Екатеринбурга хотели построить храм, что привело к протестам горожан. — Znak.com). Просто потому что не видела смысла выходить, мерзнуть, попадать под дубинки, оказаться в автозаке. Ради чего? Ничего же не изменится. Я была так воспитана, так воспитаны многие. Но с тех пор многое поменялось 

Мой коллега Игорь Пушкарев вчера писал, почему он не пойдет на митинг. Аргументы, признаюсь, цепляющие. Те, кому есть, что терять, никогда не выйдут протестовать против власти. Несмотря на то что у меня нет детей, на которых могли бы давить учителя в школе, я не пенсионер, не получаю пособий, мне тоже есть, что терять. У меня есть ипотека в государственном банке, к сожалению, и другие кредиты будут в моей жизни; возможно, я буду претендовать на государственные гранты и даже на президентский — задержание на митинге и здесь подпортит репутацию. В конце концов у меня есть родные, родители, через которых могут надавить на меня, если кому-то это будет нужно. Тем не менее я решила идти.

Журналисты Znak.com о том, ради чего они идут на митинг сторонников Алексея Навального

Инна Малышева

На днях разговаривала по этому поводу со своим отцом. Он транслировал мысль: «Что исправишь этими митингами? Чиновники перестанут воровать вагонами? У наших людей это в крови — воровать. Куда-то исчезнут „крыши“ в силовых структурах, закрывающие глаза на самые мерзкие преступления? Одни „крыши“ исчезнут — появятся другие. Поэтому нужно просто смириться». Да, в этом есть своя правда.

Знаете, в этом есть что-то от замученной всеми «русской ментальности». Мол, мы особенные: да, мы пьяницы, мы воры, мы любим халяву, но зато у нас душа широкая! Поэтому наши чиновники коррумпированы, потому что они не могут пойти против своей природы и настоящей русской души.

Я не иду на шествие 23 января из-за самой личности Алексея Навального. Я не «за» него, но я симпатизирую его деятельности. Я не уверена, что я проголосую за него, если вдруг его допустят когда-нибудь до президентских выборов, хотя все может быть. Никто из нас, обычных людей, не знает, кто такой на самом деле Навальный и каковы его цели. Агент Кремля? Засланец Госдепа? Чуть ли не единственный в своем роде честный политик? Есть только предположения, все они более или менее аргументированные, но все же лично я не могу сформулировать своей четкой позиции

И я не пойду на шествие, как призывал сам Алексей Навальный, «за себя». Я почти уверена, что акция протеста 23 января ничего не изменит, это слишком политизированное мероприятие, на него не выйдет столько народа, как за сквер.

Именно в эту субботу не произойдет революции, Навального не выпустят из СИЗО, Путин не признается, что у него есть дворец в Геленджике и не подаст в отставку. Я считаю, что мои современники и лично я не будем жить в свободной России — ей, скорее всего, далеко до этого.

Однако такие акции протеста — это небольшой, но шаг. Если не делать и его, то давайте обрубим абсолютно все оппозиционные начинания вплоть до разговоров на кухне и разборок в комментариях в Twitter и на Facebook. 

Я пойду на шествие, потому что задерживать людей так, как сделали это с Алексеем Навальным (то есть с цирком и конями), — недопустимо. Пойду, потому что убивать людей, да еще и запрещенным во всем мире оружием, да еще и по политическим мотивам, — тоже недопустимо. Нельзя судить людей так, как судили на этой неделе Навального. 

Ведь дело не только в нем, жертвой Молоха стал не только он, таких людей тысячи, просто за них никто не вступается, к сожалению. 

Да, скорее всего, завтра мы ничего не изменим, а просто получим люлей на морозе минус 30. Но так мы сделаем хоть что-то, пусть даже для собственного самоутешения. Однако это шаг, который приведет к большему, я верю.

«Опасными политические акции сделало само государство»

Мнение Кирилла Смоленцева

Я могу с уверенностью назвать себя сторонником политика Алексея Навального. Обычно я не спорю с людьми и не пытаюсь донести свою позицию до тех, кто с пеной у рта доказывает, что Алексей — пешка Кремля, Запада, жидомассонов, рептилоидов, ультраправых нацистов и прочих представителей homo sapiens. Не буду навязывать свою позицию и сейчас, потому что так или иначе каждый останется при своем мнении. Я хочу подумать о ситуации, в которую вогнало нас государство в отрыве от личности Алексея Навального.

Это государство пока не сделало в сторону моей семьи ярких репрессивных шагов, но все годы моей университетской юности я ощущал, что даже в рамках закона государство вторгается в мою жизнь, окисляя ее подобно реакции в органической химии. И я вижу, какие ожоги образовались на теле нашего общества: мы трусливы, мы вздрагиваем, когда стучат в двери нашего дома; мы привыкли к репрессиям и не возмущаемся эксцессам новой, но до боли старой политической реальности.

У россиян есть основания не ходить на митинги. Еще со времен «совка» люди молчат и боятся потерять место работы, деньги, должность: «Пусть бьют, увольняют, грабят их. А я промолчу, я проглочу…»

У меня нет детей, нет жены, нет бизнеса, нет ипотеки. Именно из-за государства я не хочу приобретать то, ради чего мне захочется молчать в будущем, отрекаясь от своей свободы. И если я уже ставлю себя перед таким выбором, в правовом ли я государстве живу?

В той ли стране я хочу растить своих детей, где государство разговаривает со своим народом с позиции силы? Где при слове «митинг» в сознании всплывает не демонстрация с цветами и флагами, а разъяренный «космонавт», с остервенением лупящий дубинкой лежащего на земле беззащитного человека. Опасными политические акции сделало само государство, которое видит и гиперболизирует агрессию в брошенном из толпы пластмассовым стаканчике. Аплодисменты и призывы к справедливости здесь называют «массовыми беспорядками». На этом фоне меня пугают больше, чем ОМОН, приверженцы режима, которые призывают полицию применять насилие к беззащитным людям, чье единственное оружие — гражданство в паспорте, за которое не хочется стыдиться за границей.

Журналисты Znak.com о том, ради чего они идут на митинг сторонников Алексея Навального

Кирилл СмоленцевВалерия Воробьева

Люди выйдут 23 января на улицы российских городов не только за Навального. Доля оправдательных приговоров в России меньше одного процента, а «условка» в этой стране воспринимается как невиновность. За свои взгляды за решеткой находятся Юрий Дмитриев, Азат Мифтахов, Николай Платошкин, узники «московского дела»… Политического преследования за «мыслепреступление» не должно быть в стране, которая позиционирует себя как сверхдержава и чей президент называет себя гарантом благополучия россиян. Выходит, только тех россиян, с кем он служил в КГБ и ходил на дзюдо?

Каждый день новости тяжело читать. Будто у этого государства, как у Лернейской гидры, тысяча голов, которые невозможно срубить. И это чудовище поедает людей, чтобы строить себе безвкусные замки со складом для грязи и аквадискотекой. Казалось бы, что мы узнаем о подобном не впервые, но я каждый раз расстраиваюсь заново и переживаю от действий режима. 

В гражданах накопилось недовольство за 2020 год, когда государство сумело отвоевать выигрышные для себя позиции: переписанная на пеньках Конституция, «ковидные» штрафы, политические преследования, рост цен, ксенофобия, льющаяся с экранов центральных телеканалов… Существуют непреложные законы физики: возбужденные атомы разбивают вдребезги сосуд, в который их поместили. Через митинги люди выплескивают свои эмоции, и государству придется с этим мириться, чтобы не допустить радикального исхода событий.

Уверен, для многих россиян, которые выйдут на улицы, патриотизм — не пустое слово. Не смейте называть их «врагами народа». Это красивые люди с добрыми лицами. Они выйдут не громить витрины магазинов и не нарушать закон, а чтобы донести до большего числа людей простые истины об уважении, о соблюдении законов и любви к ближнему.

23 января я выйду на шествие в Екатеринбурге. Выйду как журналист и буду там работать. Но я не забуду в этот день надеть костюм гражданина страны, в которой бы мне хотелось жить. И этот костюм сшит в ателье, чьи портные уважают человеческие права.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов. 

Источник: www.znak.com

Leave A Reply

Your email address will not be published.