В РФ разрешили лишать должников единственного жилья. Ждем армию бродяг? Интервью

0 264

Конституционный суд РФ разрешил изымать у должников жилье даже при условии, что оно является единственным. Норма закреплена в решении по делу жителя Калужской области Ивана Ревкова. В 1999 году он одолжил 770 тыс. рублей своей знакомой Елене Шахлович. С учетом инфляции сумма долга возросла до 4 млн рублей, но деньги женщина по сию пору так и не вернула. Вместо этого купила квартиру. Прежде она так и осталась бы с ней, так как жилье единственное. 

В РФ разрешили лишать должников единственного жилья. Ждем армию бродяг? Интервью

ФССП РФ

В 2012 году КС уже обращал внимание на такие ситуации, рекомендовав Госдуме выработать правила изъятия квартир у безответственных должников. Законодатель позицию суда проигнорировал. Теперь суд встал на сторону кредитора, создав прецедент. Опираясь на него, любой суд в России теперь может также изымать жилье должников. 

С учетом того, что 42 млн россиян имеют кредиты и сумма их долга перед банками достигает 20 трлн рублей, ситуация тревожная. Кредитные должники, а также те, кто имеет просроченные штрафы ГИБДД, недоимки по налогам и алиментам, превратятся в ближайшее время в бомжей? Об этом Znak.com поговорил со специалистом по гражданскому праву, партнером коллегии адвокатов Pen & Paper Станиславом Даниловым.

— В чем смысл принятого КС решения, насколько оно значимо?

— Решение поворотное. Оно переворачивает по меньшей мере 10 лет судебной практики, в том числе по делам о банкротстве. Ранее единственное жилье должника было почти всегда защищено от обращения взыскания на него. Кредиторы вынуждены были изыскивать все новые и новые способы убеждать банкротный суд в недобросовестности должника, так как это было единственным возможным аргументом в пользу того, что жилье все-таки нужно продать. Ситуации с сохранением избыточного жилья за злостным неплательщиком, а в некоторых случаях даже роскошного, встречались сплошь и рядом. До последнего момента суды допускали лишение жилья только в случае, когда должник вел себя уж явно недобросовестно.

— Что значит недобросовестно?

— Допустим, прямо перед банкротством должник продал условную «двушку», скажем, 40 квадратных метров, и оставил себе в качестве единственного жилья пятикомнатную квартиру в 120 метров. И заявил, что деньги от продажи «двушки» он уже потратил на семейные нужды. Очевидно, что в этом случае должник руководствовался явно не интересами кредитора. Еще один пример, когда лица перед банкротством две расположенные рядом квартиры объединяли в одну и объявляли ее единственным жильем. 

— Проще говоря, речь шла о неких исключительных случаях?

— О случаях, когда у должников не было никакого благовидного предлога для совершения таких действий. Мне даже известны примеры, когда должники собирали все свои сбережения, покупали элитную квартиру площадью в тысячу квадратных метров и стоимостью в десятки миллионов рублей, чтобы таким образом сберечь накопленный капитал. Сейчас такие случаи должны кануть в Лету. КС наконец сказал нам, что эта практика не соответствует балансу интересов должника и кредитора.

— В 2012 году КС уже рассматривал вопрос. Тогда он постановил, что исполнительный иммунитет должника по отношению к единственному жилью должен быть законодательно скорректирован и необходимо прописать правила изъятия таких квартир.

— По сути, в нынешнем постановлении КС содержится этакий непрозрачный намек. Суд критикует законодателя за то, что он, в нарушение федерального конституционного закона о КС, игнорировал данное судом 2012 году указание установить порядок изъятия единственного жилья у должника. Но теперь это уже вторично. По-русски говоря, решение суда означает следующее: раз вы не хотите установить эти нормы, то с этого момента все будет по самому худшему сценарию. И вы будете потом сами разбираться с народным недовольством, т. к. людей начнут выселять, невзирая на условия.

— Какой худший сценарий имеется ввиду?

В РФ разрешили лишать должников единственного жилья. Ждем армию бродяг? Интервью

Станислав Даниловличный архив

— Район проживания должника, то, где находятся школы и садики его детей, репетиторы и поликлиники — все это будет банкротными судами игнорироваться. Единственный критерий, которым они будут руководствоваться отныне,  — стоимость нынешнего жилья должника и возможность на какую-то дельту с его продажи купить другое, меньшей площади, но в том же городе или районе. Если вы живете в центре Санкт-Петербурга, рядом со школой, работой и всей необходимой инфраструктурой, то переселение вас с детьми за кольцевую автодорогу существенно ухудшит качество жизни вас и ваших близких. До работы вы теперь будете добираться два часа, а садиков там может не оказаться вовсе. Но банкротному суду на это будет наплевать, потому что он ориентируется теперь исключительно на объем денежных знаков. И в решении КС ничего не говорится о том, что надо учитывать еще какие-то условия и интересы семьи при переселении из единственного жилья в альтернативное.

— Какие гарантии будут у должника, что он не станет бомжом и ему вообще купят взамен хоть что-то?

— Суд будет ориентироваться исключительно на социальные нормы площади жилья на человека. Они разнятся от региона к региону, но в среднем это 18 квадратных метров. Но все мы понимаем, что это не единственный критерий комфортного проживания. Так же как МРОТ в действительности не является достойной зарплатой, которая позволяет достойно жить.

— То есть решение по делу Ивана Рявкова имеет прецедентное значение? 

— Именно про это я и говорю. Конституционный суд открыл врата, и сейчас поток судебной практики начнет формироваться стихийным, самым непредсказуемым и противоречивым образом. И все потому, что законодательной нормы не существует. Еще акцентирую внимание: с апреля сняты все защиты для должников…

— Речь о моратории, который устанавливали на время коронавируса?

— Это «ковидные каникулы»: запреты на обращение взысканий, приостановление исполнительных производств. Это все теперь исчезает и, полагаю, маховик взысканий начнет раскручиваться очень сильно. Вряд ли ошибусь, сказав, что случаи личных банкротств возрастут в разы. С учетом новых правил игры резко возрастет и количество попыток обращения взысканий на единственное жилье должника. Прежде всего отреагируют банки. Они начнут всеми силами защищать свои права, постараются вернуть каждую вложенную копейку. Если они могут продать чью-то квартиру и выселить человека с семьей на другой конец города, чтобы вернуть себе хотя бы 300 тыс. рублей, то они пойдут на это. Остановить это стихийное формирование судебной практики сейчас может какое-то внятное толкование. Оно может быть сделано Верховным судом либо законодателем. Но он, как вы видите, уже девять лет это успешно забывал сделать.

— То есть теперь, если ты просрочил штраф ГИБДД или не погасил долг по алиментам, то рискуешь потерять квартиру или дом?

— На самом деле такого риска нет. КС поменял свою позицию по исполнительскому иммунитету только лишь в связке с федеральным законом о банкротстве и только применительно к должникам — физическим лицам. Если не будет какого-то расширительного толкования этого постановления, то мы можем ожидать с вами кейсов, при которых продается единственное жилье должника лишь в случае банкротства физлиц. Другой вопрос — это сумма, которая необходима для начала этой процедуры.

— Какова она?

— На данный момент — 500 тыс. рублей. Любое лицо, которое имеет перед кем-либо персонально или в совокупности долг на эту сумму, вступает в зону риска. Ранее обычные кредиторы не считали нужным тратить время и силы на банкротство физлиц. Типичная ситуация: приставы, действуя по исполнительному листу, выясняют, что на счете у должника три рубля, в его распоряжении старенькая машина и единственная квартира. Смысла начинать процедуру банкротства в этих условиях ранее не было никакого. Это была ущербная стратегия. Кредитор мог претендовать только на мизерную часть зарплаты должника и средства от продажи его ненужной никому машины. При этом он платил за процедуру банкротства, а это недешевое удовольствие. Теперь ситуация должна в корне измениться. У кредитора появилась вполне понятная «морковка» в виде квартиры, которая его привлекает в процедуру банкротства должника. В конце он, вполне возможно, теперь сможет вернуть свои деньги.

— И отобьет затраты на саму процедуру.

— Верно, расходы в процедуре удовлетворяются за счет имущества должника. Это уже абсолютно коммерческий и осязаемый проект.

— Будут какие-то исключения из правил; допустим, нельзя будет продавать жилье, в котором живут дети, инвалиды или пенсионеры?

— Никаких ограничений нет, КС об этом ничего не сказал. В этом и состоит та опасность, о которой я говорил выше. Инвалиды, дети, садики, больницы и прочее не интересны банкротным судам. Там эти печальные истории должников слышали сотни раз. Судья не станет вникать в обстоятельства трудной жизни должника.

— Но взыскание может быть обращено только на имущество самого должника, то есть доли детей и жены не могут быть проданы?

— С женой сложнее, доли должника есть и в имуществе жены. А чужое имущество продано, конечно, быть не может.

Что будет, если взять и не отдать кредит? Все о банкротстве физлиц

— Можно прогнозировать сейчас случаи злоупотребления своими правами со стороны кредиторов: допустим, человек получил несколько тысяч рублей в микрокредитной организации, за счет бешенных процентов его долг моментально превысил 500 тыс. рублей, и прощай, квартира?

— Я бы не сказал, что это злоупотребление. Это риск, который на себя берет любой должник, когда он идет за займом в микрокредитную финансовую организацию. Наоборот, постановление КС прокредиторское и направлено на купирование злоупотреблений со стороны должников. Кредиторы все-таки банкротят физлиц не от хорошей жизни. 

Источник: www.znak.com

Leave A Reply

Your email address will not be published.