Андрей Важенин: путь от студента до ректора медуниверситета

0 30

Андрей Важенин: путь от студента до ректора медуниверситета

Южноуральский медицинский университет, альма-матер врачей всего региона, существенно поменял вектор своего развития.

А в длинном трудовом пути академика Российской академии наук, главного онколога и радиолога УрФО, члена президиума Уральского отделения РАН, члена научно-технического совета «Росатома» Андрея Важенина начался новый этап. Такие кадровые повороты вызвали много вопросов.

Перезагрузка вуза

— Андрей Владимирович, как возникла сама идея? Были для этого какие-то предпосылки или предложение занять пост ректора медуниверситета стало для вас полной неожиданностью?

Андрей Важенин: путь от студента до ректора медуниверситета

— Будучи сначала юным профессором, потом не очень юным, потом академиком, заведуя кафедрой в вузе на протяжении уже 24 лет, в такой расклад при разных циклах выборов ректора я уже попадал. Но тогда работать в онкоцентре мне было интереснее. Теперь поступило предложение от руководства Челябинской области, и я его принял. Внутреннего противоречия у меня никакого не было. В онкоцентре сделано многое, прожита интересная, насыщенная жизнь, и получить в руки сопоставимый по задачам масштабный проект крайне интересно, конечно. Тем более что вуз действительно требует некой перезагрузки, обновления.

— Давайте восстановим хронологию событий: когда поступило это предложение?

— Очень символичная дата получилась. Встреча и разговор состоялись 21 января 2021 года. Губернатор обозначил те вопросы и задачи, которые стоят на повестке, и я готов взяться за их решение. Первое: нужно поднимать авторитет медицинского вуза и медиков, повышать престиж профессии врача. Второе: очень обидно, что сохраняется высокий, скажем так, недоезд выпускников, молодых специалистов до системы здравоохранения на местах. Несколько лет они учились в государственном вузе, окончили, получили образование, а отдачи никакой. Фактически это бюджетные деньги, потраченные вхолостую. Нужно наполнять кадрами лечебные учреждения, выходить из такого сурового испытания, каким стала новая коронавирусная инфекция, и возвращаться к текущей работе как поликлиник, так и специализированных многопрофильных больниц, работать на опережение — заниматься профилактикой заболеваний. А для этого нужны медики новой формации, которые способны стойко принимать вызовы.

Далее. Огорчает недостаточная по сравнению с другими вузами Урала научная эффективность, о чем без двусмысленности свидетельствуют цифры и аналитические графики. Руководство региона волнует угроза филиализации вуза со стороны Екатеринбурга. Нельзя допустить потерю самостоятельности челябинского вуза. Весомым аргументом со стороны губернатора было пожелание, что в современных условиях медицинский вуз должен возглавлять клиницист, а не теоретик.

Помню золотой век мединститута, когда во главе стоял Данил Саныч Глубоков и обе его правые руки — «наука» Лев Яковлевич Эберт, «клиника» Петр Демьянович Синицын — были знаковыми величинами в своем деле. Вуз был главным — гласной и негласной авторитетной вершиной экспертной медицины, и звание профессора медакадемии звучало очень весомо и гордо. Выпускники шли только в медицину, а не куда-то еще. Конечно, и страна была другая, и выпускники. И тем не менее! Это то, чем поручено заниматься.

Врачи учат врачей

— Ваше назначение состоялось после заседания кадровой комиссии. Что сказали в Минздраве РФ о вашей кандидатуре на пост ректора?

Андрей Важенин: путь от студента до ректора медуниверситета

— Между теми этапами процесса, о которых идет речь, прошло довольно много времени, чуть больше трех месяцев, и очень разных событий, которые внесли существенные коррективы в первоначальный план действий. Решение, которое принял Минздрав РФ, довольно беспрецедентное. Благодаря тому, что позиции руководства Челябинской области и Минздрава РФ настолько полно совпали, принятие решения было еще и очень быстрым, даже молниеносным и радикальным. Такого не припомнят и минздравовские старожилы.

— На что или на кого будете опираться в медуниверситете?

— Это два крыла, так бы назвал. С одной стороны, сильная и толковая молодежь, которой нужно дать возможность развиваться и профессионально расти. И как это сделать, я и моя команда представляем, опыт уже есть. Использовать потенциал, например, смежных вузов Челябинска и специализированных НИИ закрытых городов, содружество с федеральными научными центрами, учебными заведениями соседних регионов — боже упаси замыкаться на самих себе. Большое подспорье — открытое в Челябинске представительство РАН. Идею настолько активно поддержал губернатор, что все технические и организационные решения нашлись очень быстро. С другой стороны, старшее поколение ученых, заведующих кафедрами, ветеранов медицины, которое обладает бесценным опытом, накопленными знаниями и авторитетом в разных областях медицины. Нужно полнее и шире использовать этот колоссальный потенциал.

Эта модель взаимодействия отработана и зарекомендовала себя у нас, в онкоцентре. Наши «старички» в хорошем значении этого слова уважаемы нами, обласканы. Забота о них и опека еще одна важная часть такого взаимодействия. Человек — объект биологический, с годами какие-то его части могут выходить из строя, требовать ремонта. Все необходимые исследования, анализы и так далее, не только и не столько специализированную, сколько общепрофильную медицинскую помощь, наши ветераны получают в стенах нашего лечебного учреждения. Считаю, что это отчасти профессиональный и человеческий долг, который мы воздаем своим старшим товарищам и коллегам.

— Медуниверситет подчиняется сразу двум министерствам — здравоохранения и науки и образования. Насколько они едины в своих требованиях? Или есть противоречия?

— Они есть, но находятся в диалектическом единстве (помните, как нас учили?). А если серьезно, то методика подготовки врача существенно отличается от подготовки любого другого специалиста. Человек — объект живой, с сознанием, если хотите, с душой. Кроме того, медицина не может знать всё, не может иметь стопроцентно верных решений и не может давать стопроцентную гарантию. Врач всегда находится в плоскости поиска и решений вероятностных, а цена этого процесса очень велика: это жизнь и здоровье. Человек намного сложнее устроен, чем холодильник и телевизор, при всем уважении к этим техническим устройствам, поэтому и воспитать, вырастить такого специалиста, как врач, процесс намного более длительный и трудоемкий со многими вводными. Врачей должны учить врачи.

Остаться в профессии

— Как вы считаете, что важнее: чтобы выпускники вошли в систему здравоохранения, ликвидировать кадровый голод или развивать медицину как науку?

Андрей Важенин: путь от студента до ректора медуниверситета

— В медицине сочетаются наука, практика, искусство и… шаманство, это точно. Разделение на части и рационально, и бессмысленно. Врач, который всерьез занимается практикой, лечит людей, всегда решает исследовательские задачи, которые перед ним стоят. И по мере накопления опыта, знаний и результатов происходит их оценка и модификация. Научность в медицине не является чем-то абстрактным и сугубо теоретическим, умозрительным, она всегда исходит из практической ее части. Задача в том, чтобы выпускник пошел работать в медицину, а не торговать пивом. Выскажу, может быть, крамольную мысль. При советской власти «нормального» капитализма было больше, чем сейчас: мальчики и девочки поступали в мединститут, их учили там качественно и бесплатно, на выходе они получали то, что хотели, — диплом и знания, некую «удочку», профессию. Вложенные государством в образование средства нужно было потом отработать по распределению. Это было не нарушение прав, а справедливый расчет за такой беспроцентный кредит в той точке, которая теперь была значима для общества. Мотивацией послужит пример успешных, состоявшихся в профессии коллег, живущих не только в крупных городах. Грамотный врач должен получать достойную зарплату, жить в нормальных условиях и иметь средства содержать семью и профессионально развиваться там, где он востребован и куда призван выполнять свой профессиональный долг.

— Сможете ли вы влиять на дальнейшую судьбу своих выпускников?

— По мере сил! Деструктивно ограничивать вклад медуниверситета только этапом обучения. Недавняя попытка провести встречу выпускников с руководителями муниципальных образований закончилась ничем: главы и мэры-то приехали, а старшекурсники нет. Медуниверситет живет и работает в Челябинской области на ее благо, поэтому обеспечивать врачами должен в первую очередь ее медицинские структуры, это его прямая обязанность. При этом мы будем, конечно, выдавать научную продукцию и стремиться вперед. Тема перекликается отчасти с военной: каждый должен держать оборону в своем окопе, так и выигрываются битвы и войны.

Кроме того, как действующий депутат Законодательного Собрания Челябинской области, как главный онколог и радиолог УрФО, я занимался и буду заниматься вопросами молодых специалистов, входить в областные и федеральные программы, которые призваны создавать условия для закрепления их на местах. Медвуз должен быть во главе этих процессов. Тем более что в нем есть институт дополнительного образования, и со своими выпускниками он не расстается по определению. Заинтересованность в их профессиональной судьбе прямая: врач учится всю жизнь, поэтому все те же лица всегда на виду.

Плечом к плечу

— Как будет происходить создание условий для развития научного потенциала?
Думаю, это не столько дорожная карта, сколько образ мыслей, стиль жизни, если хотите, дух. Участие в конференциях, неформальное общение, особенно в рамках разных профессиональных сообществ и отраслей науки, не только медицины: математики, инженеры, «бомбоделы» и так далее. В рамках онкоцентра эта практика нами опробована, и удачно. Было бы здорово, если бы студентам выпускных курсов лекцию прочитал директор Института Илизарова из Кургана, или директор Федерального центра нейрохирургии из Тюмени, или о перспективах развития кардиохирургии рассказал директор Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии. А почему бы и нет?

Андрей Важенин: путь от студента до ректора медуниверситета

Вспоминаю свои первые поездки и контакты: Второй всероссийский конкурс студенческих научных обществ, 1979 год, Одесса, Шампанский переулок, 4. Лекцию читала профессор Сереброва, гастроэнтеролог. Больше никогда в жизни с ней не пересекался, но те вещи, которые она тогда говорила, помню до сих пор, настолько они были яркими и свежими. Суживать круг интересов нельзя ни в коем случае. С нами готовы сотрудничать, надо активнее устанавливать и поддерживать контакты, развиваться.

— С чем была связана идея слияния двух медицинских университетов? Не вами ли прикрывают это «слабое звено», защищают самостоятельность Южного Урала?

— Губернатором дано четкое поручение отстоять самостийность челябинского вуза, защитить честь региона. И я разделяю эту позицию всецело, для этого у меня есть опыт, есть имя. Через академика переступить трудно, даже под воздействием сильных амбиций и в попытке продвинуть значимость одной стороны за счет другой.

— И тем не менее вы, академик, человек, который всем уже все доказал, приступаете к обязанностям с приставкой и.о. Не обижает ли вас это?

— Это юридическая форма, поэтому она никак меня не задевает. Год — мощный бонус, который дан на то, чтобы плавно войти в процесс реорганизации, начать реализовывать те поставленные задачи, о которых мы и говорим сейчас.

— Профессорско-преподавательский состав достаточно сложный коллектив равных по рангу и статусу. Насколько трудно или легко будет с ними договариваться в новом вашем статусе?

— Каждый профессор — производное существенного интеллекта, высокого профессионализма, сложной творческой судьбы и большого жизненного опыта. Так и я, человек не с улицы и не с Марса, уже почти четверть века заведую в этом вузе кафедрой, являюсь членом этого коллектива и ученого совета в том числе. С кем-то ближе по духу, с кем-то подальше, это нормально и не критично, когда люди делают общее дело. Уверен, точек соприкосновения очень много.

— Тогда насколько трудно будет принимать непопулярные кадровые решения?

— У меня есть некий административный опыт, и я привык заранее оценивать важность и значимость любых решений, не только кадровых. Другое дело, когда решение принято: если ты уверен в его обоснованности, то оно должно быть реализовано. Не нужно рубить хвост по частям, это не гуманно. Я отношусь с громадным уважением к сотрудникам и не думаю, что эта задача попадет в число острых и первоочередных. Это, скорее, гипотетический вопрос.

— Как вы думаете, по каким критериям будут оценивать результат вашей работы через год, когда будут вновь назначены выборы?

— Вот об этом мне хочется думать меньше всего! Нужно просто работать и делать свое дело, кончились все «предвыборные гонки», их место в спорте. А я и моя команда настроены работать, решать сложные амбициозные задачи. Да и губернатор говорит, что раскачивать лодку не позволит, не до того сейчас. Через год обсудим то, что на тот момент будет сделано.

— Вы не раз говорили о том, что медицинскому сообществу не хватает единства и профессиональной сплоченности. Какие шаги готовы делать в этом направлении?

— Ключевое слово — «корпоративность». Плечом к плечу. Интеллект, воспитанность, интеллигентность. Это всё то, о чем я уже говорил ранее. Уважение к старшим, старшие опекают младших. Принимаем молодежь, сами учим, сами дарим пряники, сами ставим в угол, но никому со стороны не позволяем их обижать и наказывать. Своих в обиду не даем. Кроме того, я горячий поклонник вертикальных лифтов не только внутри коллектива, но и вовне. Наших сотрудников приглашают во многие именитые столичные клиники и научные центры на очень хорошие должности, они востребованы, желанны. Это пример для молодежи: растите, ребята, развивайтесь, и это не пройдет бесследно.

Я проделывал точно такой же, свой собственный путь в медуниверситете: 1975 год, окончание школы, красный диплом. Ординатура, ранняя защита кандидатской и докторской. 1996 год, меня вызывает к себе ректор Юрий Степанович Шамуров. Место заведующего кафедрой внезапно освобождается, и он говорит: «Ты уже доктор наук, надо двигаться дальше, давай бери кафедру». Это было неожиданно. Даже мои родители сомневались, мол, куда ты идешь после такой величины, как Борис Константинович Шаров. Хотя они учились в одной группе с Юрием Степановичем, давно знали друг друга и дружили. Есть фотография, когда они были старшекурсниками, а мне года 2,5, и во время демонстрации на 1 Мая я сижу на плечах у Юрия Степановича. Будущий завкафедрой сидит на шее у будущего ректора! …Или уже ректор у ректора…

— С каким настроем приступаете к работе?

— Мне очень интересно, есть желание оправдать высокое доверие, как бы пафосно это ни звучало.

— Кураж есть?

— Есть! Есть команда, готовая идти со мной. Бригантина снова поднимает паруса.

— Какие советы вы бы дали своему преемнику?

— Уверен, это будет грамотный, достойный человек, который будет опираться на команду, на те традиции, которые заложены в онкоцентре. И всё будет хорошо!

— Что пожелаете самому себе в должности ректора?

— Реализации планов, куража и удачи.

Источник: up74.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.