Ирина Умнова-Конюхова: «Раньше я относилась к Челябинску предвзято»

0 10

Ирина Умнова-Конюхова: «Раньше я относилась к Челябинску предвзято»

Профессор кафедры земельного и экологического  права Юридического Института РУДН, завкафедрой предпринимательского права Юридического факультета МГОУ, доктор юридических наук  Ирина Анатольевна Умнова- Конюхова  — об экологии, образовании и предрассудках.

В Челябинске завершился Международный форум «Право будущего». Особое внимание на мероприятии уделяли экологической обстановке и экологическому праву. В интервью «Южноуральской панораме» Ирина Умнова-Конюхова, модератор форума, президент и основатель центра «Право мира» поделилась своим видением решения этих непростых вопросов.

Экология по стандарту

— Какие из экологических проблем России представляют большую опасность и как на фоне других регионов выглядят Урал и Челябинская область?

— Если говорить об экологических угрозах в целом в России, то мы не должны игнорировать ее наследие и наш вклад в прошлом столетии в мировые геополитические события. СССР взял на себя миссию освобождения от фашистской Германии, поэтому тяжелая промышленность развивалась очень интенсивно. На Урал и Сибирь легла наибольшая доля нагрузки. Так появилась индустриальная зона с вредным производством. Это случилось не потому, что государство было беспечным, а потому, что у нас не было выбора, не было технологий таких, как сейчас, очистных сооружений. С этим тяжело бороться, ведь все завязано на рабочие места, многие предприятия градообразующие. Нужно относиться к этому с большим уважением. Я родом из Кузбасса. Во времена моего студенчества в Кемерово было 137 заводов с вредными химическими выбросами плюс металлургическая промышленность Новокузнецка, Томск, в котором вода состояла из одного фенола. Мы с этим жили, у нас была высокая заболеваемость, а сейчас новые технологии позволяют решать эти проблемы. Россия отнюдь не последняя, и не в середине, а в фарватере идет.

Ирина Умнова-Конюхова: «Раньше я относилась к Челябинску предвзято»

Фото Людмилы Ковалевой

Я живу в Москве, неподалеку от Капотни с нефтеперерабатывающим заводом. Сначала его хотели закрыть, так как рядом находится большой жилой микрорайон, но на предприятии стали внедрять новые технологии, открыли НИИ. Удалось найти компромисс для решения социальных и экономических задач. В России застряли на старых проблемах — радиационной и химической безопасности.

— Какие впечатления у вас останутся после поездки в Челябинск?

— Раньше я относилась к городу несколько предвзято, потому что слышала о плохой экологии. Приехав, была приятно удивлена: приличный воздух, много зеленых зон. Я посетила трубопрокатный завод, где восхитилась современными технологиями, которые называют «белой металлургией». У вас интересная экологическая программа. По инициативе губернатора Алексея Текслера был разработан экологический стандарт. Согласно ему, будут усиливаться требования к качеству атмосферного воздуха, воды. Челябинский опыт по решению экологических проблем уникальный, его нужно транслировать. В других регионах более вяло подходят к решению этих вопросов.

— Насколько жизнеспособна идея по созданию такого экологического стандарта?

— Очень хорошие поставлены цели и задачи, учитывая состояние окружающей среды и количество факторов риска для здоровья человека. Через год мы сможем на этот вопрос ответить более конкретно, а пока давайте просто радоваться тому, что программа запущена, поставлены задачи перед учеными, государственными деятелями, общественностью. Если консолидация случится, то и мы в этом будем принимать участие. Поэтому мы задумали проводить у вас в 2023 году Евразийский экологический форум. Мы будем рассматривать три темы: «Благоприятная окружающая среда», «Зеленая экономика» и «Экология человека».

Ирина Умнова-Конюхова: «Раньше я относилась к Челябинску предвзято»

Фото Людмилы Ковалевой

Технологии мотивации

— Согласны ли вы с тем, что многие экологические проблемы связаны с несовершенством законодательства, с мягкими наказаниями, раздутыми нормами выбросов?

— Это стереотип, который присущ неосведомленным людям. Идея наказания загрязнителей правильная, но здесь важно понимать, что большие штрафы могут погубить средний и малый бизнес, поэтому нужно сделать их целевыми и направлять на улучшение экологии. Нужно найти баланс в нашем праве. На круглом столе в ЧелГУ мы разбирали пример ответственности за загрязнение почв. Изучив судебную практику, обнаружили, что иногда вред, нанесенный окружающей среде, оценивают без учета многофакторности.

Налоги экологические тоже должны быть целевыми. Я вам приведу пример Швейцарии, где я работала. Они придумали интересную систему утилизации мусора с участием граждан. У них есть так называемые «голубые пакеты», в которые складывают мусор. Пакеты дороже обычных, но доходы от их продажи идут на строительство мусороперерабатывающих заводов. В 2000 году я заходила в супермаркет, где можно было одновременно отправить на утилизацию пластик, стекло, металл и получить за это чек на покупку продуктов. Мир уже изобрел эффективные технологии, нужно внедрять их с помощью права.

— У нас доходит до парадоксальных вещей: в некоторых районах это приняли, и это работает, а в некоторых, например в городе-спутнике Челябинска — Копейске, люди отказываются платить даже за вывоз мусора.

Ирина Умнова-Конюхова: «Раньше я относилась к Челябинску предвзято»

— Это происходит потому, что у нас люди экономически не заинтересованы в этом процессе, как в Швейцарии. У нас люди не знают, куда идет этот мусор, не верят в технологии его переработки. В России бывает и так, что плату за вывоз мусора взимают, а баки убрали. Я живу в московском районе, где до сих пор не организован раздельный сбор мусора. Мы с сыном однажды решили собирать бумагу, металл и стекло — заполонили балкон. Начали искать, куда все это сдать. Выяснилось, что если мы соберем 12 тонн бумаги, то машина приедет и бесплатно ее заберет. В противном случае нужно вывозить самим, при этом получим такие копейки за макулатуру, что даже затраты на бензин не сможем окупить. И не факт, что всю бумагу примут. Даже в советский период мы знали, что за макулатуру нам дадут интересную книгу, за бутылки — деньги. Потому люди активно в этом участвовали. Эту проблему нужно решать, используя принципы прозрачности и заинтересованности.

Экспертное мнение

— Насколько важно качественное экологическое образование для формирования правильной общественной позиции?

— Я считаю, что есть два типа образования, которые наряду с русским языком, литературой и математикой должны быть обязательными. Первое — это экологическое образование, второе — духовно-нравственное. С детского садика. Без этих знаний у человечества нет будущего.

— Кто будет преподавать? Учитель биологии или классный руководитель?

Ирина Умнова-Конюхова: «Раньше я относилась к Челябинску предвзято»

Фото Людмилы Ковалевой

— Нужно вводить специальность эколога-преподавателя. У нас есть «Безопасность жизнедеятельности» и «Природоведение». Кстати, в Челябинской области по инициативе министерства экологии введена дисциплина «Экология и природоведение». Первый шаг уже сделан. Я думаю, что за вами последуют и другие регионы. Это важно, я уверена, что образованные люди это понимают.

— В Челябинской области есть проблема с качественной экологической экспертизой. Не хватает профессионалов, появилось большое количество псевдоэкологов: преимущественно это общественники, которые выступают в роли экспертов, пытаясь навязать свою точку зрения. Знакомы ли вы с этой проблемой?

— Да, эта проблема актуальна, я тоже задумываюсь, как нам выходить из этой ситуации. Во-первых, особенно не хватает экспертов по экологическому аудиту. Экологические факультеты вузов готовят экспертов-экологов, появились дополнительные программы, в том числе для магистратуры. Во-вторых, закон определил только два вида экспертизы — общественную и государственную. Понятие научной экспертизы правом не обеспечено. Поэтому финансирования на разработку этих программ, на подготовку таких специалистов, на их трудоустройство нет. Нам нужно начать с того, чтобы признать такую профессию необходимой, определить места работы таких специалистов. У нас есть профессия юрисконсульта, это юрист широкого профиля. Параллельно с ними на предприятиях нужны и экологи-эксперты, потому что любое производство должно быть экологически ориентированным. Нужна государственная программа, тогда проблема будет решена. Общественная экспертиза очень сомнительное понятие, она может выступать как альтернатива только в том случае, если ее проводит ученый, но тогда это будет уже научная экспертиза.

Ирина Умнова-Конюхова: «Раньше я относилась к Челябинску предвзято»

Фото Людмилы Ковалевой

Города по плану

— Челябинск, как и многие другие российские города, постоянно растет и расширяется. Очень часто власти сталкиваются с тем, что нужно вести стройку там, где находится лесной массив. Как в таких случаях поступать, чтобы минимизировать ущерб для природы?

— Зеленые зоны должны изначально быть заложены в градостроительный план. Очень пострадала Москва при интенсивной застройке в конце 90-х годов. Вырубали реликтовые деревья, а сейчас снова их восстанавливают. Нормативы существуют, просто мы их забыли. На мой взгляд, их нужно усилить, законодательно определить новые стандарты. Нам нужно больше зеленых зон. Если есть необходимость снести деревья, то нужно высаживать их в другом месте. Также по возможности надо развивать малоэтажную застройку в пригородах, где есть возможность сохранить лесные и парковые зоны.

— Мегаполисы требуют постоянного увеличения производства электроэнергии. Что опаснее, на ваш взгляд: развивать традиционную энергетику или атомную? Что дает меньшую нагрузку на природу? Во Франции, например, сделали ставку на атомную энергетику, а в Германии ее запретили.

— Сейчас запретили, а раньше строили. Европа вся начинена атомными электростанциями, она по-другому бы и не справилась со своими энергетическими потребностями. Даже в «зеленой» Швейцарии пять атомных электростанций. Другой вопрос, какова их мощность. В экологическом праве действует принцип предосторожности: прежде чем запустить тот или иной механизм, нужно просчитать все риски и угрозы. Строители Фукусимы этот принцип нарушили. Мы после Чернобыльской аварии стали его соблюдать, наши атомные технологии очень корректные. В душе я не очень их приветствую, ведь стопроцентной гарантии безопасности нет. Но очень важно вырастить профессионалов, которые обслуживают эти атомные электростанции, заниматься вопросами безопасности. Это самая экологически чистая технология. Почему Англия в свое время отказалась от угольных шахт? Потому, что в 1952 году произошел Великий смог, когда сразу погибло 120 человек. С того момента и начали искать альтернативные источники энергетики. Нельзя останавливаться, нужно двигаться вперед, сейчас есть предложения по многим технологиям.

— В конце 80-х годов у жителей нашей области была очень сильная радиофобия, тогда «зеленое» движение пыталось блокировать строительство Южно-Уральской АЭС. Осталась ли радиофобия у людей, нужно ли говорить об этом в рамках экологического просвещения?

— Безусловно. Мы должны учитывать ситуационные моменты. У вас есть объект, который в свое время называли вторым Чернобылем. Это повлияло на сознание людей, но они не могут всегда жить в страхе, начинает работать здравый смысл. Экологическое образование поможет разъяснить, рассказать о принятых мерах. Мне кажется, сегодня людям нужна уверенность и спокойствие. Порождение хаоса — это самое деструктивное, что можно придумать, особенно в контексте экологии.

Поделиться

Источник: up74.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.